Ландшафтный тип парка

Примерно с 20-х годов XIX ст. возникает интерес к самим растениям и к красоте растительных группировок, благодаря чему главным элементом сада и парка становятся не постройки, холмы, ущелья и скалы, а сама растительность.

В этот период создаются самые лучшие образцы ландшафтного типа парков: Павловский под Питером и «Тростянец» на Украине.

Наиболее блестящий период в устройстве Павловского парка, после которого он стал представлять собой «самый замечательный образец пейзажного парка в России», связан с деятельностью архитектора П. Гонзаго, который вместе со своим помощником Кувшиковым не только переустроил многие участки, но и заново разбил наиболее красивые места парка: «Парадное место», «Розовопавильонные пруды», «Краснодолинные пруды», «Белую березу» и долину реки Славянки ниже Пиль-Башни.

Павловский парк с его всемирно известными пейзажами формировался Гонзаго на основе среднерусского лесного ландшафта, а многие из его садово-парковых ландшафтов были получены путем непосредственной художественной обработки уже имевшегося лесного ландшафта. Так возникли «Сильвия», «Новая Сильвия», «Белая береза» и многие другие части этого парка.

Ландшафты Павловского парка благодаря своей огромной художественной выразительности, подобно пейзажам лучших

русских мастеров пейзажной живописи, открыли красоту нашей северной природы, они оказали плодотворное влияние на дальнейшее формирование садово-паркового ландшафта в нашей стране. В значительной мере под влиянием ландшафтов Павловского парка в дальнейшем постепенно создается новый тип русского реалистического ландшафтного парка, основу которого составляют художественно отображенные ландшафты нашей Родины. Целый ряд русских парков середины XIX ст. отражает это направление в садово-парковом искусстве. Пушкинские парки и парки Гатчины под Ленинградом, подмосковные парки «Кузьминки», «Останкино», «Царицыно», украинские парки «Александрия», «Тростянец», «Качановка» и целый ряд других парков стали строиться на базе отечественных ландшафтов.