Огибные, или крытые, дороги

Большое распространение получили так называемые огибные, или крытые, дороги. Основой таких крытых аллей был деревянный каркас, состоящий из стандартного типа деревянных дуг. Дуги перекрывали аллею и соединялись продольными рейками. С боков такого каркаса высаживался ряд деревьев или высоких кустарников, ветви которых привязывались проволокой к деревянной основе. Так образовывался над дорогой зеленый свод. Часто такие дороги украшались трельяжами, беседками и богатыми входными воротами.

Лучшими растениями для обсадки огибных дорог считались липа, вяз и желтая акация. Образец таких огибных дорог, правда, более позднего происхождения, имеется и в настоящее время под Ленинградом, в придворцовом садике в Гатчине.

Для создания рощ, боскетов, аллей и стриженых стен употреблялись главным образом местные породы: дуб, липа, клен, береза, ель. Ель в то время пользовалась особой популярностью. Из нее создавались аллеи, рощи. Из елей выстригались различные фигуры и излюбленные в то время узкие пирамиды. Во многих документах того времени упоминается «темная роща» Летнего сада, представлявшая собой густую чащу елей, внутри которой проходила крытая аллея. Елями также были засажены и террасы нижнего сада Петродворца.

Большое затруднение садостроители того времени испытывали из-за отсутствия низкого, хорошо стригущегося кустарника, подобно буксусу. Буксус (в то время его называли бушбом, или буксбом) в большом количестве требовался для выполнения сложных рисунков цветников и партеров. Выписка же его из-за границы обходилась очень дорого. Поэтому впоследствии вместо завозного буксуса садостроители стали использовать бруснику и обыкновенный можжевельник, которые доставлялись из Новгородской губернии. Опыт замены буксуса брусникой с успехом был применен во второй половине XIX ст. при создании партера перед Останкинским дворцом в Москве.