Направления садово-паркового искусства XVIII ст

Многочисленные статьи А. Болотова в «Экономическом магазине» и его замечания в «Жизни и приключениях» дают нам возможность составить некоторое представление об эстетических понятиях, о природе и направлении садово-паркового искусства XVIII ст. Следуя общему течению садостроительства того времени и страстно обрушиваясь на сады регулярного типа, А. Болотов, однако, считал, что в некоторых, небольших участках сада симметрия и регулярная планировка вполне уместны и допустимы: «Советовал бы я всякому симметрически располагать и убирать только самую малую и такую часть сада, которая более на виду, например: лежащую перед окнами дома и к оному прикосновенную либо в случае, когда сад не подле дома, а в некотором от него отдалении, ту, которая должна составлять наилучшую часть сада, прикосновенную, или окружающую какое-либо садовое строение, например: беседку, галерею или тому подобное. Симметрия, словом, нужна только в таких частях сада, которые все, либо из дома, либо при входе в сад видимы и вдруг глазом окинуты быть могут, либо по крайней мере между такими, которые наиболее зрению подвержены» (А. Болотов, 1782).

Вообще же регулярную планировку он считает несоответствующей понятию сада и испытывает к такой планировке большую неприязнь. «Никакое произведение вкуса не может таково обильно и разнообразно быть как сад, но никакое через ослепление старинным манером не было таков» скудно и единообразно как сад… Чем вознаградится устроитель такого сада за расходы по необходимому выравниванию большой площади, за симметрическую посадку одноцветных шпалерных деревьев, за подстрижку их «глупыми фигурами», за постройку парных беседок— скукою и омерзительным единообразием».

А. Т. Болотов стремится к созданию «натурально-прекрасных садов, где течение натуры с искусством теспосмежно». По его мнению, садостроитель «не должен отваживаться ни одного шага ступить, не посоветовавшись наперед с натурой… Поелику натура бесконечно в манерах своих переменчива, которыми она разные состояния поверхности земной между собой связывает, и в сем всегда новом составлении находится непознанный источник неисчерпаемых ее прелестей… Кто красоты натуры умеет наиточнейше примечать и оныя в сад свой приличнейшим образом доставлять, тот единый разумеет искусство составить сад натурально-прекрасный и может некоторым образом натуре придать более красы».

Как видно из приведенного, уже в то время закладываются основы такого понимания ландшафтного парка, при котором «течение натуры с искусством тесное важно» и красота парка покоится на изучении лучших природных пейзажей.