Category Archives: Классификация ландшафтов

Главная задача садово-паркового дизайна

Говоря о пейзажной живописи, Кернер пишет: «В соединении различных растений в общее здание ассоциации мы постоянно находим известную гармонию в форме отдельных видов. В тенистой чаще леса, над которой поднимаются кроны буков, никогда не увидим мха и вереска. Все растения, которые пробиваются там между опавшими бурыми листьями, сходны в том, что они распускают листья вскоре после того, как их распускает и бук; зимою же почти все они, так же как и бук, стоят голые. Совершенно иное встречаем мы в сосновом лесу. Даже под глубоким снежным покровом растения сохраняют там свою зеленую листву точно так же, как и самые сосны. Под тенью буков мы встречаемся сплошь с растениями, у которых листья мягкие, нежные, гладкие и светлого цвета, живо напоминающие буковые; здесь же, в сосновом бору, земля покрыта моховым ковром, и над ним подымаются кустики брусники и вереска, твердые ветвей и темная зелень которых прекрасно гармонируют с мрачным колоритом сосновой хвои. Кто не заметит сходства типов низкорослых растений и покрывающих их деревьев, кто станет отрицать, что каждая растительная ассоциация сверху донизу построена по одному типу и что в кажущемся хаосе и поэтическом беспорядке, в каком представляется нам обыкновенный лес, не царит закон действительного единства?

Сочетаниие самых разнообразных деревьев и кустарников

Наш глаз и другие органы чувств, находясь в беспрерывном соприкосновении с внешним миром, воспринимают окружающие нас явления, предметы, запечатлевают их в нашем мозгу, и покоятся до тех пор, пока какая-либо внешняя причина вновь не воспроизведет их в нашем сознании. Вот почему при группировке растений в создаваемом садово-парковом ландшафте необходимо принимать во внимание не только «красивое сочетание декоративных растений», но и приуроченность этих растений в природе к определенным ландшафтам.

И. К. Пачоский в заключительной главе своей книги «Основы фитосоциологии», протестуя против бессистемных посадок растений в садах и парках, писал: «Дикое сочетание самых разнообразных деревьев и кустарников, которые в таком соседстве между собою нигде не растут и никогда не росли, не может удовлетворить эстетические чувства человека, формами и красками элементов, даже и общий их чисто физической гармонией, и он будет требовать некоторой биологической правды, без которой истинной красоты в таких случаях быть не может».

Эти слова совершенно правильно формулируют задачу искусства вообще и садово-паркового в частности.

Задача садово-паркового искусства, равно как и всякого другого, заключается не только в том, чтобы путем красивого сочетания форм и красок произвести определенное воздействие на наши органы чувств, но и в том, чтобы апеллировать к сознанию, которое имеет возможность расчленять и сравнивать впечатления, возникающие при восприятии внешних предметов, и связывать их с некоторыми процессами, ранее уже происходившими в нашем сознании.

Географический ландшафт

Географический ландшафт воздействует на растительные организмы, отбирая из них формы, наиболее приспособленные для данного ландшафта, и одновременно преобразует всю массу населяющих его особей в определенном направлении. В результате этой отбирающей и преобразующей работы каждый ландшафт характеризуется определенными группировками растений, придающих ландшафту свою особую физиономию. Населяющая ландшафт растительность настолько характерна, что даже сами физико-географические зоны определяются главным образом по ре составу: зона тундры, леса, степи, пустынь, тропических лесов и т. д. Каждая растительная область, каждый ландшафт, каждое мельчайшее изменение внешних жизненных условий обусловливается иными жизненными формами растений, иными их сочетаниями, иной физиономией самого ландшафта.

Благодаря  накопленному опыту мы приучаемся подмечать закономерность состава природных растительных группировок их приуроченность к определенному рельефу, почве, климатическим условиям и в своем сознании определенные группировки растений связываем с определенными, свойственными им ландшафтами. Если в садово-парковом ландшафте, создаваемом по определенному мотиву естественного ландшафта, поместить цнстенис иного, резко отличающегося ландшафта (например,— в сухом сосновом бору, георгины — в глухом еловом лесу, белую березу —среди пальм), то эти растения будут казаться в ландшафте чужими, инородными, не гармонирующими с общим обликом ландшафта. Дисгармония здесь возникает оттого, что присутствие в данных ландшафтах «инородных» растений противоречит всем рапсе сформировавшимся у нас представлениям о их природе.

О типах растительности

По этому поводу Г. Ф. Морозов указывает, что «в типах растительности, так же как и в типах почв, ландшафт находит себе лучшее выражение» Характеризуя компоненты ландшафта, А. Г. Исаченко также отмечает, что «лучшим критерием ландшафта являются те его черты, хотя бы даже чисто внешние, физиономические, в которых получает наиболее полное отражение весь комплекс ландшафтообразующих факторов. К числу таких признаков следует отнести прежде всего почвы и растительность».

С. В. Колесник, давая «ключи» для индивидуализации географических ландшафтов, отмечает: «Нам представляется, что главными внешними признаками, из которых следует исходить при обособлении ландшафта как географического индивидуума, является растительность, рельеф (макро – и мезорельеф) и деятельность человека. Они дают первое внешнее впечатление, которое затем географ проверяет и исправляет углубленным исследованием как этих явлений, так « других, связанных с ними и между собой».

В заключение описания своего путешествия на корабле «Бигль» Ч. Дарвин указывает, что «растения составляют главную красу всякого пейзажа. Нагромоздите массу обнаженного камня в какие угодно причудливые формы, и на время действительно эти утесы доставят вам великолепное зрелище, но скоро оно наскучит своим однообразием. Расцветите эти камни в различные яркие цвета, как в северном Чили, выйдет картина фантастическая; но оденьте их растительностью и тотчас получится вид более или менее изящный».