Дендропарки

Интерес к отдельным растениям, к коллекционированию приводил к чрезмерному насыщению сада разнообразнейшими деревьями и кустарниками, и в этих условиях было трудно создать художественное единства ландшафта, о котором так заботились садостроители XVIII и первой половины XIX ст. Многие любители считали, что если в саду или парке будет много красивых деревьев и кустарников, то от этого весь сад станет красивым. Такое понимание не способствовало художественному единству сада и вело к некоторому упадку садово-паркового искусства. Большинство садостроителей второй половины XIX ст. в буквальном смысле «из-за деревьев не видели леса», т. с. из-за стремления создать возможно большую коллекцию древесных пород не заботились о красоте всего паркового ландшафта.

Почти то же самое можно сказать и о цветочных украшениях того времени. В цветочных украшениях начинают преобладать ковровые растения, из которых создаются самые замысловатые рисунки и лепные украшения в виде ваз, постаментов и т. д., большей частью специально рассчитанных на удивление публики. Увлечение ковровыми растениями и лепными сложными клумбами сохранилось вплоть до XX ст.

Вторая половина XIX ст., за редким исключением, почти не дала ни одного художественно построенного парка. Очень мало уделяет внимания вопросам композиции садово-паркового ландшафта также и садовая литература этого периода. Вышедшие по данному вопросу книги в конце XIX и в начале XX ст. обычно посвящены устройству небольших приусадебных и дачных садов. И только в 20 веке садостроительство снова получает свое полное и широкое развитие, причем на совершенно новой основе — на основе более полного удовлетворения культурных запросов населения и создания для них условий здорового отдыха.

Категории рельефа

Имеющиеся в природе многочисленные формы топографического рельефа можно свести к четырем категориям:

1)  положительные (повышенные части рельефа — поверхности выпуклостей, выступов, холмов, дюн, гребней, гряд и т. п.);

2)  отрицательные (пониженные части рельефа — западины,
ложбины, котловины, тальвеги оврагов и балок);

3)  ровные повышенные местоположения — плато и плоскогорья;

4)       ровные пониженные местоположения — низменности.
Каждая из этих категорий рельефа обычно тесно связана с определенными типами почв и поэтому оказывает свое особое формирующее влияние на условия местообитания, а следовательно, и на состав, структуру и распределение растительности, Кроме того, каждая из этих категорий рельефа обладает своими собственными своеобразными морфологическими чертами, создающими определенную эмоциональную реакцию.

В каждом садово-парковом ландшафте высоты рельефа, как бы они ни были малы, являются центрами системы видовых точек, с которых наилучшим образом открываются наиболее характерные для ландшафта пейзажи, или же сами они служат рамками, наподобие кулис, для открывающихся долинных и равнинных пейзажей. Анализируя пейзажи Павловского парка, М. П. Коржов отмечает, что весь высокий правый берег р. Славянки «является плацдармом видовых точек, а левый — объектом наблюдения как своеобразная сценическая площадка. Этому способствовало также и расположение стран света: зритель, стоя на высоком правом берегу, почт весь день может наблюдать противоположный берег, залитый солнцем».

Расчленение поверхности на отдельные формы

Расчленение поверхности на отдельные ее формы — чрезвычайно важный фактор для создания ландшафта. Оно создает столько же разделов и центров ландшафта, сколько имеется от дельных форм рельефа.

Расчленение поверхности территории создает основу для образования макро-, мезо – и микроландшафтов. Макрорельеф, определяющий своим наличием общую физиономию устройства мезосферы (горные возвышенности, плоскогорья, долины), благодаря своей грандиозности не составляет объекта сферы деятельности садово-паркового строительства. Но, не входя в состав парка, макрорельеф одним только своим наличием может окапать сильное влияние на характер садово-парковых ландшафтов. Так, вид на горные хребты Кавказа и Крыма определяет Характер многих парков Черноморского побережья. Равнины степей и пустынь накладывают свой отпечаток на устройство и Ландшафты парков этих зон. Непосредственно практика садово-паркового строительства использует только формы мезо – и микрорельефа— небольшие понижения и повышения поверхности, долины небольших рек, речек и ручьев, холмы и овраги, т. е. такие формы рельефа, которые обычно называют топографическим рельефом.

Для практики садово-паркового строительства большое значение имеют даже самые мельчайшие неровности рельефа, которые, несмотря на их незначительную величину, могут коренным образом влиять на тип садово-паркового ландшафта, гидротехнические и другие инженерно-архитектурные сооружения сада или парка.

Труды по ланд. дизайну 18-19 века

В 1805 г. в Москве выходит «Садоводство полное» Василия Левшина, являвшееся одним из лучших руководств по декоративному садоводству, плодоводству и огородничеству, а в 1826 г. он издаст в двух томах «Цветоводство».

С 1791 по 1812 г. в Петербурге Н. Осиповым и С. Ушаковым издается «Всеобщий садовник или полное садоводство к ботаника». Это четырехтомное издание снабжено многочисленными цветными изображениями растений и составляет как бы энциклопедию плодоводства и декоративного садоводства.

В 1792 г. в Петербурге выходит «Подробный словарь увеселительного ботанического и хозяйственного садоводства».

Кроме этих книг, в конце XVIII и в начале XIX ст. был издан целый ряд книг по садоводству и цветоводству под длиннейшими и замысловатыми названиями, занимавшими иногда целый заглавный лист. Так, например, одно из таких сочинений называлось: «Новый и совершенный русский садовник или подробное наставление Российским садовникам и огородникам, а наипаче любителям садов, о расположении, содержании и украшении садов, огородов, оранжерей, теплиц, парников, цветников и пр. О размножении и приведении в совершенство всяких плодоносных дерев, цветов, кустарников, поваренность и душистость трав и кореньев. О предохранении их от всего того, что для них пагубно и вредно, о сбережении их на долгое время свежими, о заготовлении всяких плодов и поваренных произрастаний на зиму. Одним словом, о всем том, что необходимо нужно знать каждому исправному садовнику и попечительному домостроителю, полагающему свое утешение в садоводстве. Собранное из лучших новейших иностранных сочинений, также из собственных опытов и замечаний и приноровленное к Российскому садоводству».

В 1816 г. в Петербурге была издана замечательная поэма Дел ил я «Сады или искусство украшать сельские виды» в прекрасном переводе А. Воейкоза. В этой поэме Делиль переложил в звучные стихи почти все правила, которые применялись садоводами XVIII ст. при устройстве ландшафтных садов, и она, будучи переведенной почти на все европейские языки, долгое время служила пособием для проектирования и строительства многочисленных помещичьих садов в России.

С 1842 г. в Москве начинает регулярно выходить журнал Садоводство», издававшийся Российским обществом любителей садоводства, а с 1855 г. под редакцией директора Петербургского ботанического сада Регеля начал выходить журнал «Садовая флора»

Вся эта довольно многочисленная литература способствовала росту специальных кадров и созданию ландшафтных парков своеобразного русского типа.

А. Т. Болотов – русский ландшафтный архитектор

В своих картинах А. Т. Болотов с величайшей точностью передает акварелью исчезнувший пейзаж Богородицкого парка, считавшийся в свое время чудом целого края. Судя по этим рисункам, созданный Болотовым в Богородицке парк представлял собой хорошо устроенный ландшафтный сад романтического типа со всеми присущими этому типу сада аксессуарами: гротом, холмами, мостами, руинами и развалинами, под которые был использован обрыв из твердого разноцветного песчаника. К сожалению, уже в первой половине XIX ст. от этого парка и его песчаных сооружений ничего не осталось, но в свое время этот парк производил на тогдашних современников чрезвычайное впечатление. Под влиянием этих впечатлений в русских усадьбах конца XVIII ст. появилось много новых «натурально-прекрасных» садов.

Огромная эрудиция и личное знакомство со многими знаменитыми для того времени садами, а также опыт, приобретенный при устройстве замечательного Богородицкого парка, позволили А. Т. Болотову критически отнестись к господствовавшему в то время в Европе слепому подражанию английским садам, превратившемуся в своего рода англоманию. Со всей страстностью обрушиваясь на сады регулярные, А. Т. Болотов ни в какой мере не страдает, как Екатерина II, «англоманией». По этому поводу он пишет: «И как до сего времени привержен я был к системе Ленотровой и любил сады регулярные, так напротив того в сие время их совсем разлюбил и получил вкус в садах новых, названных садами иррегулярными, натуральными, ибо английскими сады сего рода грешно было назвать».

А. Болотов строго отличает создававшиеся в России сады ландшафтного типа от английских, считая, что называть их английскими просто грешно, и предлагает называть сады такого типа иррегулярными, или натуральными, т. е. природными, часто применяя к ним термин «натурально-прекрасные» сады, критически относясь к методам садостроительства в других странах, он являлся горячим поборником создания парков своего, русского типа. В своей статье «Некоторые замечания о садах в России» он указывает, что «французские, регулярные сады выходят из моды, над ними начинают уже смеяться. Английские же хотя и в моде, но слишком трудны и неудобны к произведению в действие. Итак, какие же нам делать и заводить и у кого перенимать манеры? На сие коротко в ответ сказать можно, что при нынешних обстоятельствах времени, в которое с садами во всей Европе происходит великая белиберда и разнообразные перемены, никакого еще одного и всеобщего вкуса не установилось.

Насаждения, входящие в состав садово-паркового ландшафта

Условия местообитания склонов в большой мере зависят от

крутизны, экспозиции и подстилающей горной породы. В нижних частях склона формируются более влажные и более богатые обитания. Этому способствуют смыв верхних частей склона приток поверхностных и обогащенных грунтовых вод. В верхних частях склона вследствие смыва формируются местообитания более бедные и более сухие.

Естественно, что растения не могут не реагировать на все эти явности условий местообитания. То же самое можно сказать и о искусственно создаваемых насаждениях, входящих в состав садово-паркового ландшафта, посаженные нами деревья и кустарники только тогда будут долговечными и полностью раскроют свои декоративные качества, Когда предоставленные им условия местообитания в наибольшей степени будут отвечать их экологии. Только в этом случае растении получат наиболее полное и пышное развитие, обеспечивающее им наивысшую декоративность. Основа успеха создания Наиболее декоративных насаждений заключается в том, что на определенные формы рельефа, характеризующиеся определенными почвенно-грунтовыми условиями, высаживаются деревья, кустарники и травянистые растения видов, приспособившихся и Процессе своего исторического развития к данным условиям место обитания.

К сожалению, это положение, широко применяемое лесоводами в практике искусственного лесовозобновления, в практике строительства еще не нашло должного распространения. Во многих наших садах, парках и лесопарках Можно видеть почти «а каждом шагу посадки растений в местах не соответствующих их природным местообитаниям. Например, в песках можно встретить липу, на сухих склонах — ели и ясени, на возвышенных холмах — ивы и т. д.

В практике садово-паркового строительства условия местопроизрастания должны таксироваться так же тщательно, как  они таксируются в лесоводстве.

Зеленые насаждения и инженерно-архитектурные сооружения

В своем «Введении в комплексное почвенное и геоботаническое изучение земель» Л. Г. Раменский совершенно справедливо указывает, что «каждый природный ландшафт полон глубокого и оригинального содержания. Дать диагноз ландшафта— это значит в краткой форме определить все его своеобразие и все природные потенции местности». Поэтому предварительная глубокая и разносторонняя оценка современного состояния и потенциальных возможностей геоморфологической основы ландшафта является залогом правильной организации проектируемого на ней садово-паркового ландшафта.

Входящие в состав садово-паркового ландшафта зеленые насаждения и инженерно-архитектурные сооружения должны полностью использовать все потенциальные возможности данной местности, не только не нарушая при этом целостности природного территориального комплекса, а, наоборот, дополняя и подчеркивая своеобразие характера положенного в основу геоморфологического ландшафта.

Прекрасные образцы согласованности растительности с рельефом дают нам многие природные ландшафты. Ель Шренка на крутых склонах горного Тянь-Шаня своими узкоконическими формами еще сильнее подчеркивает жесткость и крутизну рельефа. Мягкие расплывчатые формы крон белой березы прекрасно согласуются с увалами среднерусской равнины.

Рельеф местности и почва

Не менее важным компонентом ландшафта является рельеф местности и почва. Рельеф и почва—это фундамент, на котором базируется растительность и который определяет ее состав и форму. Рельеф и растительность являются наиболее яркими компонентами ландшафта, и именно они в первую очередь обуславливают наше зрительное впечатление от ландшафта.

Отличающиеся рельефом, геологическим строением и почвой геоморфологически обособленные территории представляют собой основу для создания природного или культурного ландшафта. Рельеф диктует многие практические мероприятия по мелиорации и гидротехническим сооружениям, по дорожному строительству, размещению различных построек, размещению растений и т. д.

Величественность и своеобразие многих ландшафтов заповедников нашей страны во многих случаях обязаны именно рельефу. В Красноярском заповеднике «Столбы» посетители любуются «чудесами природы» в виде причудливых скал—«столбов». В жемчужине Казахстана —заповеднике «Боровое» наиболее живописным районом является «Гранито-боровое», где выветрившиеся гранитные глыбы (природная каменная скульптура) в сочетании с озерами придают заповеднику незабываемую красоту.

Растительность как компонент садово-паркового ландшафта

Растительность как компонент садово-паркового ландшафта должна рассматриваться в виде серии естественных или искусственно созданных растительных группировок, сходных по своему физиономическому облику, по внутренним взаимосвязям и взаимосвязям со средой с некоторыми типичными естественными или культурными фитоценозами. Поэтому в садово-парковом ландшафте мы вводим понятие паркового культурного фитоценоза, или просто паркового фитоценоза. Вводя этот термин, мы вовсе не хотим сказать, что при построении садово-паркового ландшафта его растительность должна быть сформирована в виде копий определенных естественных фитоценозов. Этим термином нам хочется лишний раз подчеркнуть, что и растительных группировках особое внимание должно быть обращено на фитоценотическое единство составляющих их растений. При построении растительности садово-паркового ландшафта должно быть полностью учтено наличие векового межевания между видами и векового приспособления их друг к другу и к изменяемой ими среде, т. е. наличие «филогенеза фитоцинозов», приводящего даже к возникновению фитоценотических экотипов.

Разнообразный растительный покров нашей огромной страны содержит массу прекрасных примеров сочетания растений, исключительных по красоте и выразительности. Внимательное изучение имеющихся в природе сочетаний дает садово-парковому строителю неисчерпаемый источник тем для создания произведений садово-паркового искусства высокой художественной ценности.

Изображение растительных групп

Не посвященный в эту закономерность, к сожалению, слишком часто думает, что при изображении растительных групп достаточно взять любую пеструю комбинацию, и вот вследствие этого и получаются самые грубые ошибки против естественно-исторической правды. Всякий, занимающийся изучением растений, тотчас же обратит внимание на картину, где отдельные растения сочетаются нередко совершенно невозможным образом; происходит это оттого, что автор не обратил должного внимания на удивительную закономерность сложения растительных ассоциаций. В этом случае не хватает гармонии, сказывающейся в великих и малых творениях природы, и в картине чувствуется диссонанс, настолько же неприятный, как и в музыке».

То, что требуется от картины природы, изображенной на полотне, еще в большей степени требуется от картины из живой Природы, какими являются растительные группировки в садово-парковом ландшафте.

В погоне за ложно понимаемым «разнообразием» в наших садах и парках еще часто встречаются насаждения, представляющие беспорядочное, диффузное смешение всевозможных деревьев и кустарников самых различных видов и форм. Часто на сотне квадратных метров сада или парка можно встретить 10—12, а то и 20 древесных пород. Примером такого бессистемного смешения на небольшой площади значительного количества пород может служить так называемый «Остров любви», или «Остров Цирцей», находящийся в верхнем пруду парка «Софиевка» в Умани. Остров имеет овальную форму длиной в 100 м и около 40 м шириной. В самом начале XIX ст., судя по картине Вальяма Аллана, пейзаж острова образовывали две породы: в центре острова плакучие ивы и по бокам две массивные плотные группы пирамидальных тополей. В конце XIX ст. массивные группы тополей широко разрослись, а вместо ив в центре острова был построен павильон. В начале XX ст. начались выпадение пирамидальных тополей и их замена другими породами.